ПРЕССА

Простые сны Марии Ладо (Интервью с драматургом)

- Маша, расскажите, пожалуйста, немного о себе.

 

 

 

 

 

- Я из Киева. Очень рано поступила в Киевский театральный институт, после - играла в театре. Потом мне это надоело, и я поступила во ВГИК, на сценарный факультет.

 

 

- Почему Вы предпочли кино театру?

- Мой папа - режиссер-оператор. Его самый известный фильм - Королева бензоколонки . Еще он снимал Мать и много других фильмов, которые, к сожалению, мало кто знает - проблемы с прокатом, Россия и Украина ведь теперь - разные государства. Так что кино - это семейное.

- Но теперь Вы пишите пьесы для театра?

- Да, пьесы мои для театра. Я вообще не хотела бы, чтобы по ним снимали фильмы.

- А Вы хотели бы сами поставить их в театре?

- Хотела бы. Одна из моих пьес с рабочим названием Маэстро немного залежалась. Я бы с удовольствием ее сделала. Потому что пока не могу найти режиссера, который бы поставил ее. Она всем нравится, но взяться за нее не решаются.

- В каком театре Вы хотели бы поставить этот спектакль?

- Я не люблю маленькие театры - с крошечными залами и маленькой сценой. Тем более что в Маэстро на все два акта присутствуют двадцать четыре человека. Так что площадка обязательно должна быть большой. А в остальном - все не столь важно. Но быть режиссером я не хочу.

- Почему?

- Это же мужская профессия. Любая специальность накладывает отпечаток на человека: таксист, шофер, хирург. Вы общались когда-нибудь с женщиной-хирургом? У них абсолютно мужской взгляд на вещи. Они ведь каждый божий день встречаются со смертью. Мало того, они ее побеждают. По характеру они круче и сильнее мужчин. И с режиссурой то же самое. На площадке хороший режиссер - это генерал: он должен все знать, всем управлять. Иногда и ругаться надо, чаще матом… В общем, не женское это дело. Если вы хотите стать мужчиной - выбирайте профессии режиссера или хирурга. Хотя стать хирургом намного сложнее.

- Почему Вы так думаете?

- Режиссером в кино может быть кто угодно. Ведь все работают на него. Он вообще может ничего не делать: оператор снимает, актеры что-то играют. Сейчас таких режиссеров полным-полно. Эйзенштейн, Пудовкин, Довженко - их уже нет. Сейчас в мире кино вообще в моде какой-то непрофессионализм. Гордятся тем, что они нигде не учились и - вот стали режиссерами. Ну, чем тут гордиться? Как это ты вдруг стал режиссером? Откуда ты взялся? Да, кстати, и работа оператора - тоже стала иной. Теперь физически крепкий мужчина носит на себе установку, весом, наверное, килограммов около пятидесяти. Там все само движется - какие-то новомодные объективы, рукава. Ну, что там человеку делать? Только держать эту технику.

- А режиссер в театре?

- В театре - совсем другое дело. В театре не получится никем не быть и ничего не делать. Здесь ведь все видно. Хотя и в кино все заметно, но там несколько иные условия. Зачем, скажем, в голливудских боевиках режиссер? Вот оно там все бежит, едет, стреляет. Кто-то что-то как будто говорит. Потом полученное монтирует режиссер по монтажу (вот они-то настоящие профессионалы!) - и фильм готов.

А в театре, даже если делают какую-то гадость, которую и смотреть-то невозможно, все равно режиссер необходим. И в театре нет режиссеров без образования. Хотя в Москве они уже, к сожалению, стали появляться.

- А кто из театральных режиссеров Вам нравится?

- Я помню много спектаклей из детства: Ленинградский БДТ. Я маленьким ребенком смотрела Мещан в постановке Георгия Товстоногова. Главное, что я все поняла в этом спектакле. Очень хорошо помню оперные спектакли. В Доме кино мы тогда видели много хороших фильмов - советских, которые просто не успевали показывать, зарубежных, которые проверяла и отбирала специальная комиссия. Так что сейчас я уже не хочу ничего смотреть, редко хожу в театр.

- Был ли спектакль, который Вам особенно запомнился?

- Соло для часов с боем во МХАТе. Сейчас, в основном, интересуются чем? Внешними эффектами. Висят какие-то канаты, бегают обнаженные артистки, все орут. Бедные зрители, они же не понимают, что творится на сцене. Взрывы, эффекты - это ведь третье, а то и шестое дело в театре. А в том старом спектакле старики просто разговаривали, и в конце один из них умирал. Не от пули или стресса, а потому что был очень старый… А теперь ищут пьесы, где что-то непременно Происходит. Да не нужно ничего! Ты сделай так, чтобы происходило. В пьесе, если она хорошая, все уже написано.

- Но ведь есть, наверное, и хорошие современные спектакли?

- Как только везде, по телевидению, начинают трубить, что поставлен великий спектакль, мне сразу не хочется его смотреть. Наверное, где-то в Москве есть хорошие постановки. То, что они есть в провинции, я уверена. Только о них мало кто знает. Один из последних спектаклей, который я видела, - Ее друзья во МХАТе имени Горького. Пьеса Виктора Розова проста: она про девочку, которая ослепла и которой все помогают. Но это самый лучший спектакль. Занятые в нем молодые актеры играют с огромным удовольствием.

- А хорошие актеры есть?

- В Соло… играли гениальные актеры - ученики Станиславского. Станиславский - это национальное достояние. Хоть про него теперь некоторые говорят гадости. Актерская школа теряется. Надежда только на провинцию. К чему это приведет? К Бродвею? Стали появляться совершенно отвратительные мюзиклы. В Америке - это менталитет. Но даже там ценят не Чикаго - криминальную порнографию. У них есть замечательные мюзиклы. Я была потрясена, когда в детстве увидела Вестсайдскую историю . Мало того, что там хорошие актеры, великолепная музыка, там ведь еще идея есть. Это история о любви, которая соединяет людей. А от Нотр-Дама Гюго бедный уже, наверное, не один раз перевернулся.

- Маша, кто Ваш любимый драматург?

- Их двое. Абсолютно разные - Чехов и Шекспир и соответственно две любимые пьесы - Ромео и Джульетта и Дядя Ваня . Об этих гениях нужно говорить отдельно.

- В каких театрах Вы видели спектакли по своим пьесам?

- Видела уже несколько постановок Очень простой истории - в Тюмени, в Омске, в Екатеринбурге, в Борисоглебске, в Москве. Везде спектакли разные, но интересные. Простая история идет уже и за границей. Зрителям нравится, при всем том, что пьеса, действительно, очень простая.

- Почему Вы решили написать пьесу, где главными героями являются животные?

- Это совершенно естественно. У меня всегда жили собаки, кошки, на даче в деревне постоянно видела лошадей и коров. Я всегда была уверена, что животные все понимают. У меня и мысли не возникало, что они глупее людей. Они просто не могут говорить, вот и все. У них есть любовь, ревность - я это видела! Больше всего я люблю коров и бегемотов. И еще медведей - хочу даже о них написать пьесу, но заранее не буду ни о чем рассказывать.

В доме, в семье, когда что-то случается, животные все знают и все понимают. Только к смерти они относятся проще. В этом они мудрее человека. Потому что от этого никуда не деться, жизнь и смерть - две стороны одной медали. А людям страх смерти застит глаза, особенно сейчас. Цивилизация своими технологиями ведет к гибели - чувств, духовности. Человек - существо слабое и противостоять не может. А на животных технический прогресс не действует. Поэтому они все очень тонко чувствуют. Если бы их еще не трогали, они вообще жили бы замечательно. А люди их убивают, едят…

- А правда, что идеи пьес иногда приходят к Вам во сне?

- Да, пьеса, которую я сейчас пишу, мне приснилась: имена героев, место действия, даже диалоги. Я заставила себя проснуться и буквально дословно записала четыре сцены

- У Вас много готовых пьес?

- Пять. Я вообще долго пишу. Есть такие драматурги, которые пишут без конца. Откуда они это берут? Я очень долго изучаю материал. Одна из моих пьес посвящена Гражданской войне. Я много работала в архивах. Нашла безумно интересные факты, свидетельства. Командиры и Красной, и Белой армии были просто уникальными людьми. Я так этим увлеклась, что даже на время забыла о пьесе. Но когда мне надоест, я не буду ничего писать, это я говорю совершенно точно.

- А чем тогда займетесь? Что, кроме театра и кино, Вам интересно?

- Мне все интересно. Я хорошо рисую, люблю играть на пианино. Только оно осталось в Киеве. В Москве его пока некуда поставить…

P. S. Спектакль Уфимской Русской драмы Марии Алексеевне понравился...

Беседовала Елена Харчева-Попова

Афиша


Голосование

Довольны ли Вы качеством предоставляемых театром услуг?





Анонс

25, 26 мая!

Анонс

ПРЕМЬЕРА!!!
Либретто - Алексей Кортнев
Музыка - Сергей Чекрыжов